Определения Московского городского суда


2010 кассация
2011 кассация
2012 кассация
2012 апелляция
2013 апелляция
2014 апелляция

Word
Судья Самороковская Н.В. Гражданское дело № 11-41331/13

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

16 декабря 2013 года
Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда
в составе:
председательствующего судьи Сергеевой Л.А.
и судей Федерякиной Е.Ю., Смирновой Ю.А.
при секретаре Королевой С.Ю.,
заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Сергеевой Л.А.
дело по апелляционной жалобе ЕВ на решение Никулинского районного суда города Москвы от 02 октября 2013 года, которым постановлено:
В иске ЕВ к ОИ о признании завещания составленного 01 апреля 2009 года ГИвановной, года рождения, в пользу ОИ недействительным - отказать.
Взыскать с ЕВ в пользу ФГБУ «» Минздрава России стоимость посмертной судебной психиатрической экспертизы за № /з от 02 июля 2013 г. в размере руб.

УСТАНОВИЛА:

Истец Е.В. обратился в суд с иском к О.И. с требованиями о признании завещания составленного 01 апреля 2009 года ГИ года рождения, в пользу ОИ недействительным. В обоснование иска указала, что 05 мая 2011 года открылось наследство к имуществу умершей Г.И. К нотариусу с заявлением о принятии наследства обратился истец и дочь наследодателя ответчик О.И., предоставив завещание на ее имя от 01 апреля 2009 года. Истец просит суд признать данное завещание недействительным, по тем основаниям, что у него имеются сомнения в подлинности данного завещания. Данное завещание как по форме, так и по содержанию не соответствует требованиям действующего законодательства, предусмотренных ст.ст. 1124, 1125 ГК РФ. Кроме того, при подписании данного завещания Г.И. была введена в заблуждение и не отдавала себе отчет в том, какой документ подписывает, если он ею подписан. Оформление данного завещания осуществляла заинтересованное лицо - родственница мужа дочери О.И. - З.В., ранее работавшая у нотариуса г. Москвы Н.В., который якобы заверил это завещание. Большие сомнения вызывают как сроки подписания, так и сами подписи на представленном завещании. Кроме того, истец указывает в заявлении, что если данное завещание было подписано Г.И., то это произошло под сильным принуждением ее матери А.И., дочери О.И. и возможно других заинтересованных родственников, поскольку наследодатель при жизни неоднократно говорила, что ее торопят, заставляют писать завещание, хотя она не собирается умирать. Г.И. часто болела, имела неврологические и психологические нарушения, длительное время была недееспособной, особенно вследствие перенесенной тяжелой операции, а также ежедневных сложнейших медицинских процедур, что заинтересованным лицам давало возможность получить подпись Г.И. на завещании обманным путем.
Истец, представитель истца в судебном заседании суда первой инстанции явились, исковые требования поддержали и просили удовлетворить в полном объеме.
Представитель ответчика в судебном заседании явился, возражал против удовлетворения заявленных требований.
Третье лицо нотариус г. Москвы Н.В. в судебное заседание не явился, извещен, просил рассматривать дело в свое отсутствие, представил суду письменные объяснения.
Третье лицо нотариус г. Москвы И.Л. в судебное заседание не явился, извещен, просил рассматривать дело в свое отсутствие.
Суд, счел возможным рассматривать дело в отсутствие не явившихся лиц в порядке ст. 167 ГПК РФ.
Судом постановлено указанное выше решение, об отмене которого просит истец по доводам апелляционной жалобы.
Проверив материалы дела, выслушав истца Е.В., представителя ответчика по доверенности Д.А., обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия не находит оснований к отмене обжалуемого решения, постановленного в соответствии с фактическими обстоятельствами дела и требованиями действующего законодательства.
В соответствии с нормами п. 1 ст. 1119 ГК РФ завещатель вправе по своему усмотрению завещать имущество любым лицам, любым образом определить доли наследников в наследстве, лишить наследства одного, нескольких или всех наследников по закону, не указывая причин такого лишения, а в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, включить в завещание иные распоряжения. Завещатель вправе отменить или изменить совершенное завещание в соответствии с правилами статьи 1130 настоящего Кодекса.
В соответствии со п. 1 ст. 1124 ГК РФ завещание должно быть составлено в письменной форме и удостоверено нотариусом. Удостоверение завещания другими лицами допускается в случаях, предусмотренных пунктом 7 статьи 1125, статьей 1127 и пунктом 2 статьи 1128 настоящего Кодекса.
Согласно п. п. 1, 2 ст. 1131 ГК РФ при нарушении положений настоящего Кодекса, влекущих за собой недействительность завещания, в зависимости от основания недействительности, завещание является недействительным в силу признания его таковым судом (оспоримое завещание) или независимо от такого признания (ничтожное завещание). Завещание может быть признано судом недействительным по иску лица, права или законные интересы которого нарушены этим завещанием.
В силу п. 1 ст. 177 ГК РФ сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.
Как установлено судом и подтверждается материалами дела, ЕВ является супругом ГИ.
Ответчик ОИ является родной дочерью ГИ.
Согласно свидетельству о смерти Г.И. умерла 05 мая 2011 года.
01 апреля 2009 года было составлено завещание, которым Г.И. завещала все свое имущество, какое ко дню ее смерти окажется ей принадлежащим, в чем бы таковое ни заключалось и где бы оно не находилось, в том числе квартиру, расположенную по адресу:, жилой дом расположенный по адресу: Р, расположенный по адресу: Рязанская своей дочери - ОИ, года рождения.
Указанное завещание удостоверено нотариусом г. Москвы Н.В., зарегистрировано в реестре за № .
Согласно материалам наследственного дела №, открытого 17 июня 2011 года нотариусом г. Москвы И.Л. к имуществу умершей Г.И., с заявлением о принятии наследства к нотариусу обратились: 17 июня 2011 года – супруг наследодателя Е.В., и 03 октября 2011 года - дочь наследодателя О.И., предоставив завещание от 01 апреля 2009 года.
Определением Никулинского районного суда г. Москвы от 09 августа 2012 года по делу назначена судебно-техническая экспертиза для определения времени изготовления завещания от 01 апреля 2009 года и судебно-почерковедческая экспертиза на предмет подлинности подписи наследодателя в оспариваемом завещании.
Согласно заключению судебно-технической экспертизы № от 22 октября
2012 года ФБУ РФЦСЭ при Минюсте России, рукописная запись «ГИ» и подпись от ее имени, имеющиеся в Завещании № от 01 апреля 2009 г., выполнены непосредственно пишущим прибором - шариковой ручкой, без использования факсимильной печати и компьютерных технологий. Вышеназванные записи и подпись выполнены без предварительной технической подготовки в виде: выполнения их путем предварительного срисовывания карандашом, воспроизведения через копировальную бумагу, передавливания по штрихам с каких-либо записей и подписи с последующей обводкой слабовидимых окрашенных или вдавленных штрихов.
Согласно заключению судебно-почерковедческой экспертизы № от 01 марта 2013 года ФБУ РФЦСЭ при Минюсте России, подпись от имени ГИ и запись «ГИ», расположенные в завещании № от 01 апреля 2009 года от имени Г.И. на имя О.И., удостоверенные нотариусом г. Москвы НВ, зарегистрированном в реестре за № под записью «Завещание записано с моих слов верно.», выполнены вероятно, ГИ под влиянием «сбивающих факторов», которые носят у нее постоянный характер и могут быть объяснены возрастными изменениями организма или следствием перенесенной болезни. Ответить на вопрос в категорической форме не представилось возможным по причинам, изложенным в исследовательской части заключения.
Согласно заключению судебно-технической экспертизы № от 03 апреля 2013 года ФБУ РФЦСЭ при Минюсте России, в представленном на исследование Завещании от имени Г.И., датированном 01 апреля 2009 года, удостоверенное нотариусом г. Москвы Н.В. и зарегистрированном в реестре за №, определить время выполнения рукописной записи в строках Завещания (от имени наследодателя): «Завещание записано с моих слов верно. Мною прочитано. ГИ, росчерк подписи», а следовательно, и установить соответствие (несоответствие) его указанной в этом документе дате, не представляется возможным по причинам, изложенным в исследовательской части заключения.
Определением Никулинского районного суда г. Москвы от 23 апреля 2013 года назначена посмертная комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза в ФГУ «Государственный научный центр социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского, с целью установления психического состояния наследодателя в момент составления завещания.
Согласно заключению комиссии судебно-психиатрических экспертов от 02 июля 2013 года ФГУ «Государственный научный центр социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского за № Г.И. каким-либо психическим расстройством не страдала. В 2008 году у Г.И. было диагностировано онкологическое заболевание с прогрессированием заболевания в ноябре 2009 года, сопровождавшимся метастатическим поражением печени, а в последующем в легкие и кости скелета, и нарастанием церебрастенической симптоматики. Однако, указанные проявления не подлежат квалификации как психическое расстройство, не сопровождались когнитивными нарушениями, интеллектуально-мнестическим снижением, психотическими состояниями, расстройством критики и в период подписания завещания от 01 апреля 2009 года не оказали влияния на способность Г.И. к осознанию юридических последствий указанной сделки и регуляции юридически значимого поведения. Поэтому при оформлении завещания от 01 апреля 2009 года Г.И. могла понимать значение своих действий и руководить ими.
Оснований не доверять заключениям экспертов у суда не имелось, поскольку они являются допустимыми по делу доказательствами, содержат подробное описание проведенных исследований, сделанные в результате выводы и ответы на поставленные судом вопросы, эксперты предупреждены об уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ за дачу заведомо ложного заключения.
В этой связи доводы апелляционной жалобы в части несогласия с оценкой заключений судебных экспертиз, равно как и ходатайство о назначении повторной судебной экспертизы, заявленное в суде апелляционной инстанции, являются необоснованными и не могут служить основанием к отмене решения.
Согласно ст. 87 ГПК РФ дополнительная экспертиза проводится в связи с возникшими сомнениями в правильности или обоснованности ранее данного заключения, наличием противоречий в заключениях нескольких экспертов.
Поскольку каких-либо сомнений в правильности выводов эксперта, или наличие достоверных, допустимых и достаточных доказательств, опровергающих выводы судебных экспертиз судом не установлено, оснований для назначения повторной экспертизы не имеется.
Разрешая спор и отказывая в удовлетворении исковых требований, суд, оценив собранные по делу доказательства, заключения экспертов и показания допрошенных свидетелей в их совокупности, пришел к обоснованному выводу об отсутствии оснований, предусмотренных действующим законодательством, для признания завещания от 01 апреля 2009 года недействительным.
При этом, суд первой инстанции обосновано указал на наличие доказанного и не подвергнутого сомнению волеизъявления наследодателя, выраженного в оспариваемом завещании, дееспособность И.Г. в момент удостоверения завещания не вызывала сомнения, не опровергнута собранными по делу доказательствами и проведенным экспертным исследованием, основания для признания завещания от 01 апреля 2009 года недействительным в связи с несоблюдением формы его составления отсутствуют.
Также, в соответствии со ст. 56 ГПК РФ истцом не представлено доказательств свидетельствующих о составлении и удостоверении завещания от 01 апреля 2009 года, в иной период времени, чем это указано в самом завещании.
Судебная коллегия полагает, что обстоятельствам дела и представленным доказательствам судом первой инстанции дана надлежащая правовая оценка, выводы суда основаны на требованиях действующего законодательства, в связи с чем, оснований для отмены законного и обоснованного решения по доводам апелляционной жалобы, не установлено.
Доводы апелляционной жалобы о необоснованном отклонении ходатайств о вызове специалистов, экспертов и назначении по делу иных экспертных организаций для проведения соответствующих исследований, судебная коллегия не может принять во внимание, поскольку указанные доводы сводятся к несогласию истца с выводами ранее проведенных исследований, что само по себе не ставит под сомнение результаты данных исследований и не может служить основанием к отмене законного и обоснованного решения.
Иные доводы апелляционной жалобы не опровергают выводов суда, были предметом исследования судом первой инстанции и необоснованность их отражена в судебном решении с изложением соответствующих мотивов, доводы апелляционной жалобы не содержат обстоятельств, нуждающихся в дополнительной проверке, нарушений норм процессуального законодательства, влекущих отмену решения, по делу не установлено.
Таким образом, правоотношения сторон и закон, подлежащий применению определены судом правильно, обстоятельства, имеющие значение для дела установлены на основании представленных доказательств, оценка которым дана с соблюдением требований ст. 67 ГПК РФ, подробно изложена в мотивировочной части решения, в связи с чем, доводы апелляционной жалобы по существу рассмотренного спора, направлены на иную оценку имеющихся в деле доказательств, а по потому не могут повлиять на правильность определения прав и обязанностей сторон в рамках спорных правоотношений, не свидетельствуют о наличии оснований, предусмотренных ст. 330 ГПК РФ, к отмене состоявшегося судебного решения.
На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия
ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Никулинского районного суда города Москвы от 02 октября 2013 года – оставить без изменений, а апелляционную жалобу ЕВ – без удовлетворения.


Председательствующий:


Судьи: