Определения Московского городского суда


2010 кассация
2011 кассация
2012 кассация
2012 апелляция
2013 апелляция
2014 апелляция

Word
Фед./судья Чутов С.А. Гр. дело № 11-42222



А П Е Л Л Я Ц И О Н Н О Е О П Р Е Д Е Л Е Н И Е


24 декабря 2013 года

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда
в составе председательствующего Расторгуевой Н.С.,
судей Харитонова Д.М., Шерстняковой Л.Б.,
с участием адвоката Балашова Д.В.
при секретаре Процевской Е.А.
заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Харитонова Д.М.
дело по апелляционным жалобам: Коммерческого банка «Б» (ЗАО), представителя М.Х. - С.Г., представителя В.П. –П.А.,
на решение Кунцевского районного суда г. Москвы от 26 сентября 2013 года,
которым постановлено:
Исковые требования ОС к МХ, РВ о признании договоров купли-продажи квартиры недействительными, применении последствий недействительности сделок, истребовании имущества из чужого незаконного владения, признании права собственности – удовлетворить.
Признать недействительным договор купли-продажи квартиры от 22 марта 2011 года, кадастровый (или условный) номер объекта ********, расположенной по адресу: город Москва, М, дом *, квартира *, заключенный между ЛА, в лице ОМ, и МХ.
Признать недействительным договор купли-продажи квартиры от 15 ноября 2011 года, кадастровый (или условный) номер объекта ********, расположенной по адресу: город Москва, М, дом *, квартира *, заключенный между МХ и РВ.
Признать за ОС право собственности на квартиру, общей площадью 221,3 кв.м., кадастровый (или условный) номер объекта ********, расположенную по адресу: город Москва, М, дом *, квартира *.
Истребовать из незаконного владения РВ квартиру, расположенную по адресу: город Москва, М, дом *, квартира *, обязав РВ передать указанное жилое помещение в освобожденном виде собственнику ОС.
Решение является основанием для внесения в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним записи о регистрации права собственности ОС на квартиру общей площадью 221,3 кв.м., кадастровый (или условный) номер объекта ********, расположенную по адресу: город Москва, М, дом *, квартира * и исключения из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним записи о государственной регистрации договора купли-продажи № ******** от 11 апреля 2011 г., записи о государственной регистрации права собственности № ******** от 11 апреля 2011 г., записи о государственной регистрации договора купли-продажи № ******** от 01 декабря 2011 г., а также записи о государственной регистрации права собственности № ******** от 01 декабря 2011 г.
Взыскать с МХ государственную пошлину в доход бюджета субъекта РФ – города федерального значения Москва в размере 30 000 руб. 00 коп.
Взыскать с РВ государственную пошлину в доход бюджета субъекта РФ – города федерального значения Москва в размере 30 000 руб. 00 коп.

У С Т А Н О В И Л А

О.С. обратилась в суд с иском к МХ, РВ о признании договоров купли-продажи квартиры недействительными, применении последствий недействительности сделок, истребовании имущества из чужого незаконного владения, признании права собственности, ссылаясь на то, что истец принял наследство после смерти дочери – Л.А., умершей 06 октября 2010 г. Обязательная доля истицы определена в размере 1/4. На момент смерти Л.А. в ее собственности находилась квартира, расположенная по адресу: г. Москва, М, дом *, кв. *. Право собственности на указанную квартиру без законных оснований было зарегистрировано за М.Х. Это противоречит волеизъявлению Л.А. Сделка купли-продажи не соответствует требованиям закона. Другие наследники на спорную квартиру не претендуют, свои доли передали истцу.
В первоначально подданном иске истец просила суд признать недействительным договор купли-продажи квартиры, расположенной по адресу: г. Москва, М, д. *, кв. *, заключенный с М.Х.; признать М.Х. не приобретшей право пользования спорной квартирой; выселить М.Х. из указанной квартиры; истребовать из владения Р.В. квартиру № *, расположенную по адресу: г. Москва, М, д. *; признать за истцом право собственности на указанную квартиру.
В ходе судебного разбирательства выяснился факт продажи М.Х. спорной квартиры Р.В., о передаче Р.В. спорной квартиры в залог Коммерческому банку «Б» (ЗАО) и в последующий залог В.П.
Истец О.С. в судебное заседание не явилась, воспользовалась своим правом на ведение дела через представителя.
Представитель истца О.С. по доверенности С.Ю. в судебном заседании исковые требования поддержал в полном объеме, уточнив предмет иска, отказавшись от требований в части выселения М.Х., поскольку она не проживает в спорной квартире передав владение Р.В., просил признать недействительным договор купли-продажи квартиры от 22 марта 2011 года, кадастровый (или условный) номер объекта ********, расположенной по адресу: город Москва М, дом *, квартира *, заключенный между ЛА, в лице ОМ, и МХ; признать недействительным (ничтожным) договор купли-продажи квартиры от 15 ноября 2011 года, кадастровый (или условный) номер объекта ********, расположенной по адресу: город Москва М, дом *, квартира *, заключенный между МХ и РВ; признать за ОС право собственности на квартиру общей площадью 221,3 кв.м., кадастровый (или условный) номер объекта ********, расположенную по адресу: город Москва, М, дом *, квартира *; истребовать из незаконного владения РВ квартиру, расположенную по адресу: город Москва, М, дом *, квартира *, обязав РВ передать указанное жилое помещение в освобожденном виде законному собственнику ОС, а также просил установить порядок исполнения решения суда.
Ответчик М.Х. в судебное заседание не явилась, о времени и месте рассмотрения дела извещалась судом надлежащим образом, воспользовалась своим правом на ведение дела через представителя.
Представитель ответчика М.Х. по доверенности С.Г. в судебном заседании исковые требования не признал.
Поскольку сведениями о фактическом месте жительства ответчика Р.В. суд не располагал, дело рассмотрено судом в его отсутствие в порядке ст. 119 ГПК РФ. Интересы Р.В. в судебном заседании представлял на основании ст. 50 ГПК РФ адвокат Сидорова С.В., которая в судебном заседании исковые требования не признала, просила в удовлетворении иска отказать.
Представитель третьего лица ЗАО КБ «Б» по доверенности В.А. в судебном заседании исковые требования не признал.
Третье лицо О.О. в судебное заседание не явился, о времени и месте рассмотрения извещался судом надлежащим образом, направил в суд заявление о признании исковых требований и о рассмотрении дела в его отсутствие.
Третье лицо Е.А. в судебное заседание не явился, о времени и месте рассмотрения извещался судом надлежащим образом, направил в суд заявление о признании исковых требований и о рассмотрении дела в его отсутствие.
Третье лицо В.П. в судебное заседание не явилась, о времени и месте рассмотрения дела извещалась судом надлежащим образом по адресу регистрации и фактического проживания, путем направления телеграммы. Суд рассмотрел дело в её отсутствие, руководствуясь ст. 167 ГПК РФ.
Судом постановлено изложенное выше решение, об отмене которого просят: представитель Коммерческого банка «Б» (ЗАО), представитель М.Х. - С.Г., представитель В.П. –П.А. по доводам апелляционных жалоб.
Проверив материалы дела, заслушав объяснения: представителя Коммерческого банка «Б» (ЗАО) –В.А., представителя М.Х. - С.Г., представителя В.П. – адвоката Балашова Д.В., поддержавших доводы апелляционных жалоб, возражения на апелляционные жалобы представителя истца О.С. и Е.А. - С.Ю., обсудив доводы апелляционных жалоб, судебная коллегия находит решение суда законным, постановленным в соответствии со ст.ст. 154,160,167,168,180,188,189,250,301,302 ГК РФ и фактическими обстоятельствами дела, обоснованным и подлежащим оставлению без изменения, а апелляционную жалобу подлежащей оставлению без удовлетворения.
Статьей 154 ГК РФ предусмотрено, что для заключения договора необходимо выражение согласованной воли двух сторон.
Согласно ст. 160 ГК РФ, сделка в письменной форме должна быть совершена путем составления документа, выражающего ее содержание и подписанного лицом или лицами, совершающими сделку, или должным образом уполномоченными ими лицами.
В соответствии со ст. 168 ГК РФ, сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.
Согласно ст. 188 ГК РФ действие доверенности прекращается вследствие смерти гражданина, выдавшего доверенность.
Пунктом 2 статьи 189 ГК РФ (в редакции, действовавшей на момент возникновения рассматриваемых правоотношений) установлено, что права и обязанности, возникшие в результате действий лица, которому выдана доверенность, до того, как это лицо узнало или должно было узнать о ее прекращении, сохраняют силу для выдавшего доверенность и его правопреемников в отношении третьих лиц.
В силу ст. 301 ГК РФ собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения.
Статьей 302 ГК РФ установлено, что если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли.
Судом установлено, что в период с 06 декабря 2005 г. по 11 апреля 2011 г. право собственности на квартиру, расположенную по адресу: г. Москва, М, д. *, кв. *, площадью 221,3 кв. м. было зарегистрировано за ЛА. Л.А. умерла 06 октября 2010 г. 11 апреля 2011 г. была произведена государственная регистрация договора купли-продажи указанной квартиры от 22 марта 2011 г., заключенного между Л.А. и М.Х., и права собственности М.Х. на квартиру. Указанный договор был подписан от имени Л.А. - О.М. на основании доверенности МО-5 № ********, удостоверенной 21 августа 2010 г. нотариусом нотариального округа города Котельники Московской области Погодиной С.А. Стоимость квартиры была определена сторонами в размере 45 000 000 руб. 00 коп. О.М. состоял в браке с дочерью Л.А. –Е.А. до 1998 г. и являлся отцом О.О. – внука и наследника всего имущества Л.А. по завещанию. Договор был подписан О.М. спустя пять месяцев после смерти Л.А. 01 декабря 2011 г. была произведена государственная регистрация договора купли-продажи спорной квартиры от 15 ноября 2011 г., заключенного между М.Х. и Р.В., и права собственности Р.В. на данное имущество. Стоимость квартиры установлена сторонами в размере 2 100 000 руб. 00 коп. 01 марта 2012 г. между Р.В. и Коммерческим банком «Б» (ЗАО) был заключен договор ипотеки № ******** в отношении спорной квартиры в обеспечение исполнения обязательств по кредитному договору № ******** от 01 марта 2012 г. на сумму основного долга 860 000 долларов США. Стоимость квартиры оценена сторонами в размере 34 900 000 руб. 07 марта 2012 г. между Р.В. и В.П. был заключен договор последующей ипотеки в отношении спорной квартиры в обеспечение исполнения обязательств по договору займа от 07 марта 2012 г. на сумму основного долга 9 777 400 руб. Стоимость квартиры оценена сторонами в размере 34 900 000 руб.
Удовлетворяя исковые требования истца о признании недействительным договора купли-продажи квартиры от 22 марта 2011 года, расположенной по адресу: город Москва, М, дом *, квартира *, заключенного между ЛА, в лице ОМ, и МХ, суд пришел к выводам о том, что в рассматриваемом случае оснований для применения п.2 ст.189 ГК РФ, поскольку О.М. состоял в браке с дочерью Л.А. –Е.А. до 1998 г. и являлся отцом О.О. – внука и наследника всего имущества Л.А. по завещанию, договор был подписан О.М. спустя пять месяцев после смерти Л.А. и в ходе рассмотрения дела не представлено надлежащих документов и достаточных доказательств наличия доверительных отношений Л.А. и Брагинского О.М., при которых она могла уполномочить его на продажу своей квартиры и получение денежных средств за нее в сумме 45 000 000 рублей, а тот факт, что О.М. был извещен о смерти доверителя до заключения оспариваемого договора, подтверждается свидетельскими показаниями И.В и показаниями супруга умершей –Е.А. и что О.М. не имел полномочий на заключение оспариваемого договора. Впоследствии данная сделка стороной продавца не одобрена. Подложность доверенности и отсутствие воли продавца на отчуждение принадлежащего ему имущества свидетельствует о ничтожности сделки.
При этом суд исходил из того, что суд установил подложность доверенности МО-5 № ******** от 21 августа 2010 г., на основании которой от имени Л.А. была совершена сделка купли-продажи спорной квартиры от 22 марта 2011 г. М.Х., а также подложность заявления от имени Л.А. от 15 августа 2010 г. с просьбой зарегистрировать сделку продажи квартиры по адресу: г. Москва, М, д. *, кв. *.
Суд при этом учел, что как следует из свидетельства о смерти, Е.А. умерла 19 ноября 2009 г., то есть до момента выдачи доверенности от 21 августа 2010 г. и что представленный ответчиком суду договор купли-продажи квартиры от 20 августа 2008 г., подписанный Е.А. от имени Л.А. и М.Х., государственную регистрацию не проходил, и пришел к выводам, что этот договор в силу п. 2 ст. 558 ГК РФ заключенным не является, и не может быть принят судом во внимание в качестве доказательства волеизъявления Л.А. на отчуждение квартиры.
Оснований не согласиться с указанными выводами суда не имеется, т.к. они основаны на материалах дела и обстоятельствах дела, установленных в судебном заседании.
Судебная коллегия отмечает, что суд обоснованно исходил из того, что как следует из ответа нотариуса нотариального округа города Котельники Московской области Погодиной С.А., по данным архива, нотариальные действия от имени Л.А. ею не удостоверялись. По номерам реестров № 1067, № Д-4344 нотариусом совершены нотариальные действия от имени иных лиц. Бланки серия МО-5№ ********, МО-5№ ******** нотариусом в Московской областной Нотариальной Палате не получались и, следовательно, использованы ею в работе быть не могли, а из письма Управления Росреестра по г.Москве от 30 июня 2010 г. усматривается, что Л.А. обращалась с просьбой не производить регистрационные действия в отношении спорной квартиры, но указанное обременение было снято на основании подложного заявления от имени Л.А. от 15 августа 2010 г. уже после ее смерти.
Как следует из материалов дела, по состоянию на 15 и 21 августа 2010 г. Л.А. имела травму правой руки – закрытый перелом тела правой лучевой кости со смещением, полученный 11 августа 2010 г., что следует из сообщения МБУЗ «ГБСМП г. Ростова-на-Дону от 12.07.2012 г. Согласно выписке МБУЗ ГБСМП № 13639 от 20.09.2013 г. ей была выполнена гипсовая повязка, для дальнейшего лечения направлена в поликлинику по месту жительства. Данная травма предполагает наложение гипсовой лонгеты от фаланг пальцев до верхней трети плеча на срок до 8 недель.
При таких обстоятельствах у судебной коллегии нет оснований не согласиться с выводом суда, что в указанные даты Л.А. по болезни не могла воспользоваться правой рукой, собственноручно написать свои фамилию, имя, отчество и поставить подпись, а из показаний свидетеля И.В. следует, что Л.А. относилась к категории праворуких людей, то есть левой рукой не писала.
В соответствии со ст. 167 ГК РФ недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.
Учитывая вышеизложенное, законными и обоснованными судебная коллегия находит и вытекающие из этого выводы суда, что рассматриваемая ничтожная сделка не повлекла за собой возникновение права собственности М.Х. на спорное имущество.
Удовлетворяя исковые требования О.С. о признании за ОС право собственности на квартиру, расположенную по адресу: город Москва, М, дом *, квартира * и об истребовании из незаконного владения РВ указанной квартиры и обязании РВ передать указанное жилое помещение в освобожденном виде собственнику ОС, суд обоснованно исходил из того, что со дня открытия наследства 06.10.2010 г. у истца возникло право долевой собственности, что подтверждается его заявлением о принятии наследства, поступившим в нотариальную контору г. Ростова-на-Дону 08.02.2011 г. до совершения первой спорной сделки и пришел к правильным выводам, что поскольку первая спорная сделка купли-продажи с М.Х. совершена 22 марта 2011 г., т.е. до прекращения долевой собственности на спорную квартиру по соглашению от 30 июня 2011 г., то такая сделка является ничтожной без применения ст. 180 ГК РФ, поскольку предметом продажи являлись не доли, а вещь в целом (квартира), без согласия всех сособственников, что прямо нарушает п. 1 ст. 246 ГК РФ и что недействительность первоначальной сделки – договора купли-продажи квартиры от 22.03.2011 г., в силу п.1 ст. 167 ГК РФ влечет недействительность (ничтожность) всех последующих сделок об отчуждении той же квартиры, противоречащих ст. 209 ГК РФ ввиду отсутствия у продавца (залогодателя) полномочий на распоряжение этим имуществом и следовательно, договора купли-продажи от 15.11.2011, заключенный между М.Х. и Р.В. Соответственно, записи о государственной регистрации права собственности М.Х., Р.В. на указанную квартиру подлежат исключению из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним.
Установив, что спорная квартира выбыла из владения Л.А. и ее правопреемников на основании подложной доверенности и помимо её воли, у Р.В., приобретшего спорную квартиру по недействительной сделке, отсутствуют законные основания владения имуществом, суд правильно указал, что истица вправе истребовать свое имущество из незаконного владения Янова Р.В. в соответствии со статьями 301, 302 ГК РФ.
При этом, у судебной коллегии нет оснований не согласиться и с выводом суда, что Р.В. не является добросовестным приобретателем, поскольку, покупая спорную квартиру за 2 100 000 руб. (п. 4 договора купли-продажи от 15.11.2011 г.), значительно ниже ее рыночной стоимости, должен был усомниться в праве продавца на ее отчуждение.
Суд правильно указал, что в договоре купли-продажи от 22.03.2011 г., с содержанием которого покупатель, действуя разумно и осмотрительно, должен был ознакомиться как с основанием возникновения права собственности продавца, цена квартиры указана в размере 45 000 000 руб., что в 21 раз выше цены ее приобретения за шесть месяцев до подписания второй сделки, а в соответствии с п. 1.4. договора ипотеки № ******** от 01.03.2012 г., заключенного между Р.В. и КБ «Б», стороны оценили эту спорную квартиру в 34 900 000 руб., что в 17 раз выше цены ее приобретения и что покупка вещи значительно ниже рыночной цены исключает добрую совесть приобретателя.
То обстоятельство, что спорная квартира стала предметом залога по договору ипотеки № ******** от 01 марта 2012 г., заключенному между Р.В. и КБ «Б» (ЗАО), по договору последующей ипотеки от 07 марта 2012 г., заключенному между Р.В. и В.П., как правильно указал суд, не препятствует рассмотрению заявленных требований, учитывая ничтожность этих сделок, вопросы прекращения обременения могут быть рассмотрены в качестве самостоятельного иска после вступления в силу решения суда по настоящему делу, а наличие сделки залога не влияет на возможность истребования квартиры истцом по настоящему делу в порядке ст. 301, 302 ГК РФ. С учетом признания судом договора купли-продажи квартиры от 22 марта 2011 г., заключенного между Л.А. и М.Х., договора от 15.11.2011 г. купли-продажи заключенного между М.Х. и Р.В. ничтожными сделками, а также истребования квартиры из владения Р.В., правовые основания для пользования квартирой у Р.В. отсутствуют.
В соответствии со ст. 56 ГПК РФ, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений.
Учитывая, что доводы заявителя нашли свое подтверждение в судебном заседании, суд законно и обоснованно удовлетворил заявленные исковые требования.
В соответствии со ст. 67 ГПК РФ, суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности, по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.
Дело судом рассмотрено всесторонне и полно. Как видно из материалов дела, для проверки доводов сторон, были судом опрошены свидетели: И.В., В.А. показаниям которых суд дал мотивированную оценку, не согласиться с которой у судебной коллегии оснований не имеется.
Нет у судебной коллегии оснований не согласиться и с оценкой судом представленных суду расписок от 05 сентября 2008 г., от 06 сентября 2009 г., от 24 июня 2010 г. о получении О.М. денежных средств в общей сумме 45 000 000 руб. 00 коп. от М.Х., в частности с указанием суда, что к оспариваемому договору от 22 марта 2011 г. они отношения не имеют, так как совершены ранее указанного договора и О.М. не имел полномочий на получение денежных средств от имени Л.А.
При удовлетворении исковых требований истца, суд на основании положений ст. 204 ГПК РФ, пришел к обоснованным выводам и об определении порядка исполнения решения суда, путем внесения в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним записи о регистрации права собственности О.С. на спорную квартиру.
В силу ч. 1 ст. 103 ГПК РФ, учитывая, что истец была освобождена от уплаты государственной пошлины при подаче искового заявления, суд обоснованно взыскал с ответчиков в доход бюджета субъекта РФ – города федерального значения Москва госпошлину, соразмерно удовлетворенным исковым требованиям, в равных долях, по 1/2 с каждого из ответчиков, что составит по 30 000 рублей.
В соответствии со ст. 327.1 ГПК РФ суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов изложенных в апелляционных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.
Довод апелляционной жалобы КБ «Б» (ЗАО) о том, что суд вышел за рамки рассматриваемого спора, признав недействительными договор ипотеки, заключенный между Р.В. и Коммерческим банком «Б» (ЗАО), договор последующей ипотеки от 07.03.2012, заключенный между Р.В. и В.П., но истцом такие требования не заявлялись, не может служить основанием к отмене решения суда, поскольку, хотя такое ошибочное суждение в мотивировочной части решения суда и отражено, но оно не влияет на правильность постановленного судом решения, т.к. в резолютивной части суд такое решение не постановил.
Доводы апелляционной жалобы представителя В.П. –П.А. и КБ «Б» (ЗАО) о несогласии с выводом суда о признании за истцом права собственности на всю квартиру, поскольку истец могла наследовать только долю в спорной квартире, были предметом судебного разбирательства, суд дал им надлежащую правовую оценку и не могут служить основанием для отмены решения суда.
Суд правильно указал, что между участниками долевой собственности заключено соглашение о передаче О.С. всех долей в праве собственности на нее, взамен полученной денежной выплаты, указанные лица являются исключительными субъектами прав и материально-правовых интересов в спорной квартире, возникших в результате вступления в наследство после смерти Л.А. Е.А. и О.О. исковые требования признают, относительно признания за О.С. права собственности на всю квартиру не возражают, спор о принадлежности между ними отсутствует. При этом истец лишен самостоятельной возможности зарегистрировать за собой право собственности в установленном порядке ввиду нахождения спорной квартиры во владении третьих лиц. Указанное право собственности истца подлежит защите.
Доводы апелляционных жалоб о необоснованности выводов суда, что В.П. не была извещена надлежащим образом о судебном заседании, несостоятельны, не основаны на материалах дела и не могут служить основанием для отмены решения суда.
Доводы апелляционных жалоб о необоснованности выводов суда, что спорная квартира выбыла из владения Л.А. и ее правопреемников на основании подложной доверенности и помимо их воли, что О.М. знал о смерти Л.А. и не имел полномочий на совершение сделки, что Р.В. не является добросовестным приобретателем квартиры, не могут служить основанием к отмене решения суда, поскольку сводятся к иной оценке доказательств по делу.
Другие доводы апелляционных жалоб не влияют на правильность принятого судом решения и поэтому не могут служить основанием к отмене решения суда.
Суд первой инстанции правильно определил обстоятельства, имеющие значение для разрешения дела, представленным сторонами доказательствам дал надлежащую оценку, спор разрешил в соответствии с материальным и процессуальным законом, в связи с чем судебная коллегия не находит оснований к отмене постановленного судом решения.

Руководствуясь ст.ст. 328-329 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Кунцевского районного суда г.Москвы от 26 сентября 2013 года оставить без изменения, а апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи